Запрещено ли снимать в церквях и монастырях [без благословления настоятеля, священника, и т.п.]?

Любая церковь --- это обычная общественная организация. Устанавливать какие-то правила поведения, обязательные для посторонних, она не может. Так называемые «внутренние установления» религиозных организаций, предусмотренные законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» (ст. 15), не могут противоречить законодательству.

Кроме того, при оказании церковью услуг (крещение, отпевание, и. т. п.) применим закон «О защите прав потребителей», шестнадцатая статья которого запрещает устанавливать какие-либо ограничения, помимо тех, что установлены федеральным законом или постановлениями Правительства. (Это не относится к отсутствию чеков: церквям разрешено торговать без кассовых аппаратов). Большинство церковных услуг имеют все признаки так называемой «притворной сделки», то есть, такой сделки, которая совершена с целью прикрыть другую, настоящую. Как правило, возмездное оказание услуги маскируется под «пожертвование», которое потребитель должен сделать в пользу прихода, причем размеры таких «пожертвований» чаще всего строго определены.

К сожалению, на практике добиться соблюдения закона от священника православной церкви, скорее всего, будет нереально, даже с помощью жалоб в контрольные органы. Политика тотального «оцерковления» приводит к тому, что государство смотрит «сквозь пальцы» на это и другие нарушения законодательства служителями православного культа (такие, например, как торговля без лицензии алкоголем и ювелирными изделиями, а также несоблюдение закона «О защите прав потребителей» при торговле в церквях, замаскированной под «сбор пожертвований»).

Многие церкви и монастыри являются объектами культурного наследия, и ограничения на доступ к ним могут устанавливаться только по согласованию с соответствующим надзорным органом: этого требует закон «Об объектах культурного наследия...» (ст. 57). Статьей 7 указанного закона доступ к таким объектам гарантирован всем.

На практике церковная администрация часто это правило нарушает, устанавливая произвольные ограничения на доступ и обработку информации о таких объектах, к которым относится и запрет на съемку. К тому же, такой запрет может преследовать еще одну цель: затруднить фиксацию нарушений режима содержания памятников культуры (самовольный ремонт, разрушение, и т. п.)

Кроме того, недавно добавленная в закон статья 474, детально описывающая порядок доступа к объектам культурного наследия, содержит дополнительные послабления для религиозных организаций: определяя такие условия, им можно учитывать «требования к внешнему виду и поведению лиц, ... соответствующие внутренним установлениям религиозной организации». Требования эти не должны противоречить закону, а запрет на съемку ему противоречит. Но такое послабление неминуемо станет оправданием для многих незаконных ограничений на территории церквей (чаще всего церкви эти будут православными).

Возможны ситуации, когда снимать на территории религиозных учреждений действительно нельзя, но они определяются на основе законодательства, а не внутренних церковных правил. Например, в монашеские кельи вас, скорее всего, не пустят, ссылаясь на тайну частной жизни.

Делаются попытки объявить «тайной частной жизни» и сам факт молитвы в церкви, но критики они не выдерживают. Такую тайну может составлять само содержание молитвы, а содержание исповеди является «тайной исповеди». Но фотография или видеозапись таких сведений не содержат, а сам факт нахождения лица в общественном месте «тайной» быть не может. К тому же, большинство запретов исходят не от самих верующих, а от администрации церквей.