Запрещено ли производить съемку стратегических объектов?

Очень часто при фотографировании или видеосъемке железной дороги, мостов и тому подобных сооружений оно запрещается из-за якобы существующего еще с советских времен «запрета на съемку стратегических объектов».
Иногда приводится ссылка на некое «постановление Правительства СССР», принятое в 1924 году и запрещавшее их съемку, с изменениями, внесенными в 1925 году, запретившими без разрешения фотографировать «события внутренней жизни», к которым относились демонстрации, манифестации и иные события политического характера. В правовых базах документ с подобными реквизитами отсутствует. Вдобавок, до 1946 года «правительство СССР» называлось «Советом Народных Комиссаров».
Возможно, под «постановлением» имеется в виду девятая глава Уголовного кодекса РСФСР 1926 года, которая была принята раньше, в 1924 году, и позже была включена в состав УК. В этой главе находится статья 193.12, устанавливающая ответственность за превышение командиром своих прав, которое повлекло «разглашение стратегических планов». Кроме того, статья 185 УК предусматривает ответственность за нарушение правил фото- и киноцензуры.
Кодекс этот давно уже не действует. Что касается съемки «событий внутренней жизни», то она регламентировалась постановлением Наркомпроса, НКВД и Реввоенсовета, принятым в 1923 году. В 1925 году на его основе были приняты аналогичные правила для Москвы и Московской губернии. Эти постановления разрешали съемку только после получения разрешения местных отделов управления.
При этом постановление, принятое в 1923 году все еще формально сохраняет силу: как и многие акты того времени, его никто официально не отменял (это относится ко многим документам Советской власти, принятым от Революции и до конца двадцатых годов). Но применяться оно не может, поскольку этот же вопрос регулируют другие нормативные акты, принятые позже и обладающие большей юридической силой.
Есть еще один нормативный акт, затрагивающий съемку -- постановление Совнаркома от 23 февраля 1929 г. «О порядке производства фотографических, кинематографических и прочих съемок на территории РСФСР». В нем содержится перечень запретов, действующих в приграничной полосе, запрет на фотографирование военных и железнодорожных сооружений, а также на съемку с самолетов. В правовых базах этого документа нет, поэтому проверить его формальный статус не удалось. Фактически применяться он также не может.
Тексты нормативных актов в РСФСР и СССР были труднодоступны и часто подвергались пересказам. На появление мифа о существовании «запрета» могли повлиять УК 1926 года, в котором упоминаются «стратегические планы», а также постановление Совнаркома 1929 года, в котором содержится список тех объектов, которые и по сей день любят запрещать снимать, то есть, военных и железнодорожных. Также в нем есть еще один часто встречающийся до сих пор запрет на съемку внутри учреждений без разрешения их администрации.
Но одной из главных вероятных причин появления мнимого «запрета на съемку стратегических объектов» являются «перечни сведений, запрещенных к публикации», которые выпускались в СССР примерно с начала пятидесятых и до начала девяностых годов. Так, в перечне 1976 года [novymirjournal.ru/index.php/projects/preprints/381-cenzura] упоминаются военные части, «организации, содействующие вооруженным силам», аэродромы и подобные им объекты, геодезические сведения, словом, все «объекты, съемка которых запрещена». Также этим перечнем устанавливается запрет на публикацию сведений об объектах железнодорожной инфраструктуры, таких как железнодорожные пути, мосты, виадуки и т.п. Это -- именно тот «запрет, оставшийся от советских времен», на который ссылаются, пожалуй, чаще всего. Список таких объектов продублирован и в отдельном «Перечне сведений, не подлежащих опубликованию в открытой печати, передачах по радио и телевидению», выпущенном Министерством путей сообщения СССР [goo.gl/6egF3M].
Приблизительный перечень «стратегических объектов» приводится в законе «О Федеральной службе безопасности», с указанием на то, что органы ФСБ обязаны обеспечить безопасность таких объектов «в пределах своих полномочий». В число таких полномочий, описанных в законе, запрет на фотосъемку не входит. Для обоснования запрета можно «притянуть» только право сотрудников ФСБ по пресечению административных правонарушений и преступлений, к которым фотосъемка не относится. Также органы ФСБ могут вносить представления об устранении причин и условий, способствующих реализации угроз безопасности, но только в адрес предприятий, учреждений и организаций. На физических лиц это полномочие не распространяется.
«Стратегические объекты» упоминаются в различном контексте во многих подзаконных нормативных актах, но никаких дополнительных ограничений на сбор информации о таких объектах эти акты не вводят.
Иногда в качестве обоснования запрета на съемку приводится перечень «стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ», утвержденный указом Президента от 4 августа 2004 г. 1009. Данный указ действительно устанавливает перечень предприятий, названных «стратегическими», принят он в соответствии с законом «О приватизации государственного и муниципального имущества». Ни закон, ни указ не устанавливают каких-то особенных правил поведения на «стратегических объектах». Ограничения, связанные с этим статусом, касаются только порядка приватизации таких предприятий, их реорганизации и ликвидации, банкротства, и т.п.
Существует также понятие «особо важного объекта», данное в ГОСТ Р 52551-2006. Этот статус также не влечет за собой ограничений в доступе к информации об объекте, он применяется для целей обеспечения безопасности.