Может ли собственник запретить снимать свое имущество?

Обычно на «право собственника» ссылаются тогда, когда необходимо ввести запрет съемки в магазинах, кафе, и тому подобных заведениях. В качестве обоснования приводится статья 209 Гражданского кодекса, повествующая о содержании права собственности, и наделяющая собственника полномочиями по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом. На основании этой нормы часто вводится запрет на съемку, которая при этом приравнивается к «пользованию имуществом [Что характерно: владельцы магазинов, в которых при этом ведется видеонаблюдение, почему-то не пытаются получить у посетителей разрешения на то, чтобы снимать их. Хотя у посетителя есть как минимум одежда, которая является его собственностью и при такой логике тоже требует разрешения на ее съемку…]».
Продолжая подобный ход мыслей, можно объявить «пользованием» вообще любое получение информации, включая пристальное рассматривание. Но фактически тот, кто вводит на территории «своей собственности» подобные запреты, пытается запретить другим пользоваться их собственностью, то есть фото — и видеокамерами.
Понятие «пользования имуществом» не определено в законе, что дает «запретителям» возможность толковать его предельно широко, называя «пользованием» и съемку этого имущества. Но в научной литературе под «пользованием» понимают извлечение из вещи полезных свойств в процессе ее потребления. Право пользования может осуществляться только при эксплуатации вещи, для чего, в свою очередь, обычно требуется передача ее во владение использующего. Пользоваться вещью, можно, и не владея ею, например, в помещении собственника, если вещь громоздкая.
Если попытаться довести подобную логику до абсурда, то можно вспомнить, что любое бесплатное использование имущества -- это, с точки зрения Налогового кодекса, «внереализационный доход», который подлежит налогообложению. Если съемка вещи является «пользованием» ею, то в случае, когда изображение имущества используются в деятельности коммерческой организации, налоговый орган должен оценить стоимость съемки, сообразуясь со средним уровнем цен на аналогичные услуги (например, на аренду реквизита в фотостудиях), и доначислить налог на прибыль, а также оштрафовать налогоплательщика за его недоплату. Налоговые последствия наступят и для владельца такого имущества, в частности, ему могут доначислить НДС с рыночной стоимости его аренды. Но даже с учетом порядков в отечественной налоговой инспекции, на практике такого почему-то не происходит…
Дополнительно в обоснование запрета приводится также право собственника «совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам», закрепленное в той же статье 209 ГК. Эта статья к делу вообще не относится: запрет касается использования фотокамер, принадлежащих покупателям, а не магазину.
Единственный способ ограничить доступ к информации на основании статьи 209 ГК состоит в том, чтобы установить запрет на вход в определенные части помещения, например, предназначенные только для персонала учреждения (при помощи табличек «Посторонним вход запрещен» и тому подобных мер). Но для тех частей помещения, которые предназначены для оказания услуг, такой способ неприменим, поскольку они предназначены для посещения неограниченным кругом лиц.
В Гражданском кодексе есть только одна статья, охраняющая изображение само по себе -- это ст. 152.1, «Охрана изображения гражданина». Охраны «изображения собственности гражданина» закон не предусматривает. «Информация о собственности» не включена и в статью 128 ГК, описывающую так называемые «объекты гражданских прав», действия с которыми регулируются гражданским законодательством. Таким образом, Гражданский кодекс правоотношения, связанные с информацией, не регулирует вообще, и к праву собственности они не имеют никакого отношения.
Раньше «информация» наряду с вещами была включена в список «объектов гражданских прав» из статьи 128 ГК, но со вступлением в действие четвертой части Гражданского кодекса она оттуда исчезла. Сейчас Гражданский кодекс не регулирует распространение информации, за исключением тех ее видов, которые отнесены к «интеллектуальной собственности» (например, «ноу-хау»). Закон «Об информации…» предусматривает, что она может быть объектом гражданских правоотношений, а гражданское законодательство допускает заключение договоров, вообще не предусмотренных законом -- главное, чтобы они закону не противоречили.
Важный вывод, который из этого следует -- вещь и информация о вещи являются разными объектами гражданских прав. Сбор информации о вещи не является ни «пользованием» ни «распоряжением» этой вещью.
Передача имущества во временное пользование (либо одновременно во владение и пользование) называется «арендой» и описывается в 34-й главе Гражданского кодекса. У съемки нет ничего общего с арендой: собственник не лишается права пользования имуществом, оно не передается «арендодателю»-фотографу.
Запрет на съемку установленный внутри магазинов и прочих мест оказания услуг имеет, по большому счету, одну реальную причину: владельцы заведений хотят пресечь фиксацию возможных нарушений закона «О защите прав потребителей» и других нормативных актов. Такие действия могут рассматриваться как «злоупотребление правом», описанное в 10 статье ГК, то есть, «действия в обход закона с противоправной целью».
Вся информация о товарах, которую продавец доводит до сведения покупателя, представляет собой так называемую «публичную оферту», описанную в статье 437 ГК, то есть, предложение заключить договор. Доступ к информации, входящей в состав такой оферты, должен предоставляться неограниченному кругу лиц, поэтому она, в соответствии с законом «Об информации» является общедоступной. То, с помощью чего покупатель будет фиксировать и обрабатывать такую информацию, владелец заведения регламентировать не может.
Владелец «собственности» просто не может устанавливать правил, обязательных для выполнения кем-то посторонним, не состоящим от него в служебной зависимости. Такие права даны только представителям власти или другим «должностным лицам». Определение этого понятия дано в примечании к статье 2.4 Кодекса об административных правонарушениях, в которой «должностными лицами» названы те, кто обладает распорядительными полномочиями в отношении не находящихся в служебной зависимости от себя лиц. Владелец магазина или иного заведения представителем власти не является, и может командовать только своими работниками.
Ограничения могут быть установлены на использование изображений произведений, которые охраняются авторским правом. Но авторские права принадлежат создателю таких предметов, а не их владельцу: по общему правилу, сформулированному в ст. 1227 ГК, «интеллектуальные права» не зависят от собственности на ту вещь, в которой выражен результат интеллектуальной деятельности, и не переходят вместе с правом собственности.
К тому же, как мы помним, ограничения на доступ к информации могут устанавливаться только федеральными законами [См. ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст. 9, «Ограничение доступа к информации».]. Понятие «доступа» включает в себя не только «получение информации», но и «возможность ее использования», поэтому любое ограничение такой возможности тоже должно устанавливаться в законе. Запрещая обрабатывать информацию о своей вещи, собственник уже не может ссылаться на статью 209 ГК, поскольку его действия нарушают права других лиц.
Если же речь идет об организациях, оказывающих услуги неограниченному кругу лиц, то на них распространяется закон «О защите прав потребителей». Его восьмой статьей закреплена обязанность продавца предоставить покупателю информацию о товаре. То, как покупатель будет предоставленную информацию обрататывать, и с помощью чего фиксировать, законом не ограничивается.
Cтатьей 16 данного закона закрепляется недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя по сравнению с правилами, установленными правовыми актами. А поскольку «потребителем» считается гражданин, не только приобретающий что-то, но и «имеющий намерение» это сделать, то ЗоЗПП действует уже с того момента, когда он только вошел в магазин с таким намерением.
Правовые акты в этой области, в соответствии со ст. 1 ЗоЗПП, принимает Правительство, поэтому любые ограничения прав потребителей должны содержаться в постановлениях, принятых им. Зачастую делаются попытки ввести подобные ограничения различными «ведомственными» актами, вплоть до «правил поведения» в конкретном магазине. Это незаконно.
К тому же, законодательство о правах потребителей -- часть гражданского законодательства, отнесенного Конституцией к исключительному предмету ведения Российской Федерации. Это означает, что нормативные акты в этой области могут принимать только федеральные органы власти. Тем не менее, в некоторых регионах местные законодательные органы принимают нормативные акты, которые затрагивают права потребителей. Делается это также незаконно.
Наиболее популярным из документов, регулирующих права потребителя, являются «Правила продажи отдельных видов товаров», в которых запретов на съемку не содержится. Не исключено, что они есть в других нормативных актах Правительства, регулирующих какие-то услуги, но автору данного сборника ничего о них не известно.
При обжаловании действий владельцев магазинов в органы Потребнадзора было обнаружено, что в разных регионах сформировалась разная практика привлечения к ответственности за такие самовольно введенные ограничения. В некоторых случаях Потребнадзор привлекает продавца к ответственности по статье 14.8 КоАП, за «включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя», рассматривая запрет на съемку как составную часть договора купли-продажи. В других регионах органы Роспотребнадзора просто обязывают устранить нарушения, либо вообще отказываются как-то на них реагировать [На одну из таких жалоб автору сборника областное отделение потребнадзора ответило, что оснований для привлечения магазина к ответственности не видит, поскольку им не предоставлено доказательств того, что договор с магазином действительно был заключен (т.е., что условие о запрете на съемку является именно частью договора). Поэтому к жалобе имеет смысл приложить чек из магазина, если вы что-то там покупали.]. Поэтому, обращаясь туда с жалобой, будьте готовы к любому из вариантов ответа (имеет смысл жаловаться одновременно и в прокуратуру).
Норма, позволяющая хоть как-то обосновать запрет на съемку, содержится только в пятом пункте «Правил оказания услуг общественного питания», который разрешает владельцу заведения устанавливать в местах оказания услуг правила поведения для потребителей, не противоречащие законодательству Российской Федерации. Но ограничение на сбор информации все-таки противоречит Конституции и закону «Об информации…» Поэтому любые ограничения фото — и видеосъемки могут вводиться только тогда, когда она перерастает в «нарушение общественного порядка» и начинает мешать другим посетителям. К тому же, согласно одному из постановлений Пленума Верховного суда, применяться эти правила должны только в части, не противоречащей Гражданскому кодексу и закону «О защите прав потребителей».
Иногда съемка запрещается со ссылкой на утратившее силу письмо Комитета РФ по торговле с приложением «Примерных правил работы предприятий розничной торговли», в которых, среди прочего, установлена обязанность покупателей «соблюдать санитарные, противопожарные и другие требования». Данное письмо вообще не было нормативным актом: оно представляло собой всего лишь рекомендацию по принятию своих правил на основании «примерных». Приняты они в конкретном магазине, или нет -- нужно определять отдельно в каждом конкретном случае (чаще всего они принимались самостоятельно и не использовали «примерные правила» в качестве основы [Некоторые из положений «Примерных правил» все-таки периодически встречаются в правилах настоящих: например, требование (тоже незаконное) сообщать работникам торгового зала об «аналогичных товарах, приобретенных в другом магазине».]).
Владельцы некоторых магазинов в обоснование своего права устанавливать запреты ссылаются на закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации». В его восьмой статье торговой организации дается право устанавливать порядок и условия осуществления торговой деятельности.
Ссылка на этот закон также неправомерна: он регулирует отношения между торговыми предприятиями и контролирующими органами. «Торговой деятельностью» в нем названа разновидность предпринимательской деятельности, но покупатель никакой предпринимательской деятельностью не занимается. Кроме того, даже этот закон не наделяет владельца торгового заведения полномочиями должностного лица, поэтому попытки как-то ограничивать на его основании покупателей -- неправомерны. Отношения между ними и продавцами регулирует закон «О защите прав потребителей», который распространяется именно на те случаи, когда товар или услуга приобретаются не для предпринимательской деятельности.
Иногда может потребоваться согласие на публикацию фотографии от собственника изображенного на ней предмета, например, при продаже фото в зарубежные фотобанки или издательства: такое требование содержится в законодательстве некоторых зарубежных стран. Согласие может потребоваться и при коммерческом использовании изображений предметов, находящихся в музеях (это, пожалуй, единственный случай, когда собственник может ограничить использование изображений своей собственности) [О правах музея ограничивать использование изображений экспонатов см. соответствующий вопрос.].
Владелец заведения может разрешать съемку за плату, объявляя ее «услугой». Это тоже незаконно: «услугой», в соответствии со статьей 779 ГК, являются только «действия» или «деятельность». В данном случае имеет место только незаконный запрет: действия по съемке производит сам посетитель, а не персонал заведения, поэтому «разрешение на право съемки» услугой не является. Если за него берутся деньги, это представляет собой так называемое «неосновательное обогащение» владельца заведения. С точки зрения закона «О защите прав потребителей» такая услуга будет «навязанной», то есть, такой, приобретением которой обусловлено оказание другой услуги. В случае, если услуги таким образом навязывает государственное или муниципальное учреждение, то нарушается также закон «О защите конкуренции», запрещающий взимать при предоставлении услуг платежи, не предусмотренные законодательством.
Часто при съемке возникает вопрос о правомерности доступа на земельный участок, находящийся в чьей-то собственности. В статье 262 ГК закреплено так называемое «право доступа на земельный участок», в соответствии с которым при отсутствии ограждений или иных уведомлений о нежелательности такого доступа (например, табличек с запрещающими надписями), вход на участок и проход по нему разрешаются беспрепятственно, если это не причиняет ущерба или беспокойства собственнику участка.
А вообще, предугадать, на что в следующий раз сошлется очередной запретитель съемки, очень сложно. Например, существует инструкция для работников московского отделения «Почты России» [«[http://ternovskiy.livejournal.com/248547.html||ternovskiy.livejournal.com/248547.html]»], которая запрещает проведение съемок в почтовых отделениях со ссылкой на закон «О почтовой связи», который защищает «тайну связи», то есть, информацию об адресных данных и почтовых отправлениях.
Естественно, и в данном случае «тайна связи» откровенно притянута за уши. «Почтовой связью» в законе названа деятельность от приема корреспонденции до ее вручения получателю. То, что происходит до и после этого, «тайной связи» не является [Особенно хорошо это заметно в уголовно-процессуальном законодательстве: особый порядок выемки почтовой корреспонденции, для которой нужно решение суда, применяется только при выемке на почте. Те письма и посылки, которые уже доставлены, изымаются как и все остальные предметы, без судебного решения.], поскольку не входит в «сферу деятельности» оператора связи, как это требуется в определении «тайны».
Вдобавок, как уже было сказано, ограничения для потребителей могут устанавливаться только в правилах оказания определенных услуг, утвержденных Правительством. Правила оказания услуг почтовой связи ограничений на съемку не содержат.

Комментариев

1 comment posted