Может ли архив запретить переснимать хранящиеся в нем документы?

В законе «Об архивном деле в Российской федерации» (ст. 24--26) установлен перечень оснований для ограничения доступа к документам. Если документ находится в частной собственности, то ограничения могут быть установлены его собственником или владельцем, если в государственной --- международным договором или законодательством. Если он находится в открытом фонде архива, доступ к нему ограничен быть не может, поскольку это запрещено ст. 8 закона «Об информации…». Но при этом закон об архивном деле никак не определяет понятие «открытого фонда», поэтому на практике возможны разногласия, касающиеся «открытости» той или иной его части в конкретном архиве. Кроме того, закон разрешает Росархиву устанавливать правила использования архивных документов, включающие в себя, в том числе «ограничения по объему, срокам, используемым техническим средствам копирования». (Это полномочие появилось после решения Верховного суда, описанного ниже, и, весьма вероятно, его введение пролоббировано Росархивом для устранения последствий этого решения).
Основными критериями ввода ограничений доступа является то, содержат ли архивные документы охраняемую законом тайну. Ограничения с документов, в которых содержится личная или семейная тайна гражданина, снимаются по истечении семидесяти пяти лет со дня их создания. Этот срок может быть сокращен с письменного разрешения гражданина либо его наследников.
К сожалению, на практике «личную и семейную тайну» часто толкуют расширительно, относя к ней неоправданно широкий круг сведений: например, «засекречены» могут быть документы суда, которым человек осужден, либо иные документы, составленные государственными органами и содержащие сведения о гражданине, которые известны не только ему и его близким. (Примером такого подхода может служить уголовное дело по обвинению историка М.Н. Супруна в «сборе и распространении сведений о частной жизни» (register.svobodainfo.org/ticket/377). Под такими сведениями следствие и суд понимали личные дела спецпереселенцев из Германии (интернированных и репрессированных). Несмотря на то, что эти дела не содержали никакой «личной тайны», по делу был вынесен обвинительный приговор. Для того, чтобы «притянуть» соответствующую статью, следствие использовало, главным образом, показания родственников спецпереселенцев, которые говорили о том, что «считают данные сведения своей личной тайной»).
Законом посетителю архива разрешено использовать, передавать и распространять информацию, содержащуюся в предоставленных ему документах. Никаких ограничений на их копирование закон не устанавливает.
Косвенное ограничение содержалось в «Порядке использования архивных документов в государственных и муниципальных архивах Российской Федерации», утвержденном Министерством культуры: посетителям архивов было разрешено использовать при работе свои технические средства, «за исключением копирования». Данный пункт Порядка в марте 2016 года был отменен решением Верховного суда (№ АКПИ16-23), после чего указания на запрет копирования из текста убрали. (В 2017 году Росархивом принят новый «Порядок…», при этом старый, принятый Министерством культуры, не был отменен. По общему правилу применяется тот нормативный акт, который был принят позже, поэтому порядок Минкульта сейчас фактически не действует).
Но незаконное ограничение прав пользователей архивов на получение информации продолжается и после этого. Как правило, для этого копирование объявляется «дополнительной услугой». Такой подход предложен в письме Росархива № III/1620-А (www.rgali.ru/object/376263809#!page:1/o:376263809/p:1), выпущенном вскоре после неудачной попытки обжаловать решение Верховного суда.
Фактически он использовался и раньше. Например, в Государственном архиве Брянской области плата за копирование техникой пользователя названа «ценой использования одного листа документа …, выданного для копирования…» (archive-bryansk.ru//docs/preskurant.pdf. То есть, неявно предполагается, что «использование» документа для копирования чем-то отличается от обычного предоставления его в читальный зал, которое, по закону, осуществляется бесплатно). В архиве Нижнего Новгорода «услуга» по самостоятельному копированию документов посетителем называлась «обеспечением сохранности» (постановлением Роспотребнадзора такое взымание денег было признано незаконным, при попытке архива обжаловать постановление ему было полностью отказано. (Решение Арбитражного суда Нижегородской области от 10 декабря 2013 г. по делу № А43-22004/2013 // kad.arbitr.ru/Card/d3831078-b10d-454b-bb5b-f6ec44b76918).
Разумеется, такой подход незаконен: никаких действий по копированию архив не производит, так что деньги по факту берутся «ни за что». Известно несколько судебных решений, которыми были удовлетворены требования возврата денег, заплаченных архиву за такую «услугу». Еще одним способом ее обжалования, кроме обращения в суд, является жалоба в прокуратуру, обладающую правом вносить представления об устранении нарушений законодательства. (Примеры писем о внесении таких представлений можно увидеть здесь: www.facebook.com/arhdoc/posts/1327089850712622).
В принятом Росархивом в сентябре 2017 года «Порядке использования архивных документов» также содержится несколько незаконных ограничений на копирование, включая требование проводить самостоятельное копирование «на возмездной основе» (то есть, плата по «Правилам…» взимается и за копирование собственной техникой посетителя). Самостоятельно разрешается копировать не более ста листов в день, остальное требуется заказывать у архива.
Также в правилах устанавливается необходимость производить копирование под присмотром сотрудника архива, который «обеспечивает подготовку … и … сохранность» документов. Есть серьезные основания полагать, что присутствие этого сотрудника также будет объявляться архивами «услугой» с попыткой брать за нее плату.
Еще одно незаконное ограничение содержится в Административном регламенте ФСБ по предоставлению государственной услуги по выдаче архивных справок или копий архивных документов. Несмотря на то, что закон «О персональных данных» не распространяется на архивы (об этом прямо сказано в ст. 1 этого закона), регламент содержит требование предоставления документов «подтверждающих полномочия заявителя» и «предусмотренных законодательством» при истребовании «сведений, содержащих персональные данные». Такая расплывчатая формулировка дает широкий простор для злоупотреблений и отказа в выдаче самых разных документов.
Запрет на копирование содержится в Положении Министерства культуры, МВД и ФСБ о порядке доступа к документам, содержащим сведения о лицах, подвергшихся политическим репрессиям: документы, в которых есть сведения о сотрудничестве таких лиц с органами, осуществляющими разведывательную, контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность, предоставляются без права снятия с них копий. Это Положение принято за несколько дней до закона «Об информации…», и противоречит ему. Применяться должен закон «Об информации…», как принятый позже и имеющий большую юридическую силу.
Кроме того, опубликован проект Наставления по архивному делу в Вооруженных силах Российской Федерации. (regulation.gov.ru/projects#npa=74309), в котором содержится незаконный запрет на пронос в читальные залы архивов фото- и видеотехники, а также требование согласовывать ее использование с руководством архива. Также в нем содержится разрешение для архива устанавливать «объемы и виды изготовляемых копий», которое вполне может быть использовано для ограничения самостоятельного копирования архивных документов.

Комментариев

1 comment posted
Актуален ли материал на 2013 год?

Насколько актуален изложенный здесь материал сейчас?
Или законодательство опять изменилось?
Расценки архивов зашкаливаю самые разумные пределы. Цифровые копии вообще не предусмотрены. А если ты не научный сотрудник, то масса материалы не доступна тебе совсем.
Если есть желающие оспорить порядки установленные архивами, прошу писать мне на эл. почту: osbant@gmail.com

Posted by Anonymous on 16 февраля, 2013 - 13:41